Последний гипербореец (hyperboreus) wrote,
Последний гипербореец
hyperboreus

Categories:

Судьба и Воля Уолтера Уайта



Все идет вперед и вперед, ничто не погибает.
Умереть — это вовсе не то, что ты думал, но лучше.
(Уолт Уитмен)


Классический вопрос: что бы вы делали, останься вам жить полгода? Скромный учитель химии Уолтер Уайт начал варить метамфетамин. Ради чего? Ради денег? Семьи? Славы? Себя? Словно змея, сбрасывал он чешую за чешуей, чтобы в конце концов остаться наедине со смертью, правдой и своей душой. Не стоит лукавить — он совершал черные поступки и руководствовался черным эгоизмом — американская мечта отравила его, как отравила тысячи "героев" до него. Но почему мы готовы принять его таким — убийцей и наркобароном, лжецом и стяжателем? Потому что он шел вперед, ставил на кон всё и выигрывал, смотрел в глаза смерти и командовал ей "место!". Потому что он платил самую высокую цену и того же требовал от других. Он не был хорошим человеком. Он был динамитом. Эдип, как известно, убил своего отца и спал с матерью (пусть и не зная того). Уолтер Уайт тоже претендует на трагедию и катарсис. Ведь цель искусства — не мораль, не советы, как жить, а нечто иное, порой совершенно иное. Это проникновение к сути вещей. Это действие и понимание, слитые воедино. И конечно, они рождают взрыв, хаос, силу. Силу, которая не считается с человеческим.

Тем сильнее оттеняет Уолтер Уайт своего главного антагониста — Джесси Пинкмана. Этот человек живет без цели и смысла, прячась от себя в комнатушку женских эмоций. Его "взрывы" — это взрывы слез и истерик, меланхолии и ненависти, его "сила" — это слабость, предательство, слепота. Мы застаем его варящим мет, потому что это "круто". Мы наблюдаем, как он отказывается от "варки", потому что им завладевает страх. В конце концов, он оказывается в цепях: цепях собственной трусости, чужих ценностей, подавляющей воли других людей. Он теряет близких, не способный их спасти от себя же. Он также в плену у эгоизма — но не освобождающего, как у Уайта, а парализующего, ослепляющего, унижающего. Он смотрит вокруг и не видит настоящих лиц — только призраков, порожденных его страхом и непониманием. Он единственный мог бы разглядеть Уайта, но, пораженный, остановился в отдалении. Джесси — символ "человеческого, слишком человеческого". Не нужно судить его строго, он — это каждый из нас.

Надо признаться, разглядеть Уайта действительно нелегко. Слишком долго (первые четыре сезона) он рядился в чужие одежды. Была ли в том воля создателей, или они и сами не понимали, кто варится в их кинокотле, однако чересчур долго бикфордов шнур человека-динамита лишь тлел, дымился, едва искрил. Шляпа Гейзенберга то и дело спадала с головы нашего героя. Зритель недоуменно пожимал плечами: по повадкам вроде фраер, но не фраер, это точно? Деньги, семья, давняя обида, позабытое чувство творческой силы, сладкий вкус тонкой лжи и игры ума — не маловато ли для смертельно больного гения? Не припарки ли это для уже-мертвеца? Я вспоминаю другие великие киноповествования: "Lost", давший нам Тайну, и "Побег", спевший нам о Свободе. Что назовем мы с большой буквы в "Breaking Bad"? Вопреки всему bad? Пожалуй, вопреки — хорошее слово. Вопреки обстоятельствам, судьбе, молве, даже закону. В конце концов, закон устанавливают всего лишь люди, всего лишь Хэнки, всего лишь Пинкманы.

Но одного негативного Вопреки мало. Нужно и что-то позитивное. Только финал сериала, последняя из шестидесяти двух серий, выводит нас к нему. Уф, долгая была дорожка! Я б подсократил. Право же, мушиные петли совершенно излишни. Но финал идеален. В нем наконец вырывается наружу то, ради чего жил и умирал Уолтер Уайт. В полном соответствии с ницшеанскими канонами, это Воля, волящая саму себя, разжигающая саму себя, гаснущая только от самой себя. Всё хочет сделать она по-своему, расставить всё в мире так, как желает только она. Символично, что к Уолтеру Уайту так и не подобрался рак, чужая пуля или решетка. Ведь Воля не признает никакой внешней силы, но принимает только саму себя. Все точки над i расставляет она, чтобы поставить последнюю, рядом с собой, как свою собственность. И только тогда смерть не будет иметь ни малейшего значения, равно как миллионы в бочках, презрение общества или горе близких людей. Ибо и всё это — лишь воля или безволие. Первой не нужно никакое оправдание, второму никакое оправдание не поможет. Вот чему учит нас "Breaking Bad". Великая Воля — вот что начертано на его знаменах.

И не будем себя обманывать: великое неотделимо от страшного. (Фридрих Ницше)
Subscribe

  • Заупокойные песни Шарабан‑Мухлюева

    На Горьком — моя очередная рецензия на очередной роман Пелевина Достигнув самого дна янг-эдалта и нью-эйджа в предыдущем романе, Виктор Пелевин…

  • Буддизм и современная наука

    Когда-то давно, во времена донаучные и несерьезные, буддистам, чтобы противостоять соблазнам и вырабатывать трезвый взгляд на подноготную мира сего,…

  • Из Шарабан-Мухлюева

    Вот такая подборка афоризмов из нового Шарабан-Мухлюева Пелевина. Негусто, конечно.. ``` Мир — это тир, люди в нем не актеры, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments