Последний гипербореец (hyperboreus) wrote,
Последний гипербореец
hyperboreus

Categories:

Ирония семнадцатого века



Сборник "Встречь солнцу", посвященный покорению Сибири в XVII веке, дает любопытное сравнение, скажем так, европейского и русского дискурса того времени. В нем приведены подлинные документы: с одной стороны, "сказки" и "отписки" русских первопроходцев (Пояркова, Хабарова, Атласова и др.), с другой, "Записки о русском посольстве в Китай" голландца Избранта Идеса.

И вот как пишут первые:

И от Янсково устья прочь иттить не смели, потому что время стало позное, чтоб на море з государевою казною не погинуть. И пошли на Яну реку и пришли на Яну в ясачное Нижное зимовье к служилым людем о заморозе голодны. А у служилых людей, у янских запасов нет, купить нечево. А у нас с собою с Колымы сетей и мереж не было, рыбы добывать ловить нечем. И у служилых людей, у янских сетишками небольшими сподобились и рыбенка добыли, и то небольшое место, зимы прозимовать нечем.

А вот как пишет второй:

Следует заметить, что, когда я, покинув монастырь св. Николая, расположенный при устье Ангары, выехал на озеро, многие люди с большим жаром предупреждали и просили меня, чтобы я, когда выйду в это свирепое море, называл бы его не озером, а далаем, или морем. При этом они прибавляли, что уже многие знатные люди, отправлявшиеся на Байкал и называвшие его озером, т. е. стоячей водой, вскоре становились жертвами сильных бурь и попадали в смертельную опасность. Но мне казалось смешным, чтобы озеро обижалось на оскорбления и становилось на защиту своей чести и величия. Поэтому я выехал с божьей помощью и, когда достиг середины озера, велел подать себе хороший бокал сухого вина и выпил за здоровье всех честных, открытых, хороших христиан и друзей во всей Европе, прибавив к этому шутя: «А тебя, озеро — стоячая вода, беру в свидетели». И я заметил, что и вино мне было по вкусу и, чем дальше я двигался, ветер, который до того дул сильнее обычного, все более утихал; так что я прибыл в острог Кабанье при ясной и солнечной погоде.

И дело, конечно же, не столько в архаичности слога (сравнивать оригинал с переводом некорректно), сколько в архаичности самого мышления. Европеец уже в семнадцатом веке демонстрирует ту тонкую, изящную ироничность, которая в полной мере проявилась в следующем, восемнадцатом веке, и которая русским людям долго оставалось неведома (да и ведома ли сейчас?). Вот еще пара примеров для сравнения:

А питаются рыбой и зверем, а едят рыбу сырую, мерзлую, а в зиму рыбу запасают сырую: кладут в ямы и засыпают землею, эта рыба изноет, и тое рыбу, вынимая, кладут в колоды и наливают водою, и разжегши каменья, кладут в те колоды и воду нагревают, и ту рыбу с тою водою размешивают и пьют, а от тое рыбы исходит смрадный дух, что русскому человеку по нужде терпеть мочно.

Когда я был там, приехал туда один князек уфимских татар, живущих под покровительством русского царя. Он разыскивал свою жену, на которой недавно женился. Она без всякой причины убежала от него. He найдя ее у крестьян, он легко утешился: «Я седьмой муж, которого она в своей жизни бросила». (Из чего следует, что она любила новизну).

Ироничное отношение к жизни, к своим обязанностям, к религии, к себе и другим — как порой не хватает этого под бесконечным небом бесконечной России!
Subscribe

  • «Этот антисемит Хайдеггер»

    На "Горьком" - моя рецензия на книгу Ди Чезаре "Хайдеггер и евреи. По страницам «Черных тетрадей»" «Слава» одного из крупнейших мыслителей…

  • Гранд-отель «Бесконечность»

    10 фактов о бесконечности из книги Шапиры "Восемь этюдов о бесконечности. Математическое приключение" Удивительно, но человечество далеко не…

  • Семеро против бытия

    На Горьком - моя рецензия на экзистенциальный роман шведского писателя Стига Дагермана "Остров обреченных" Рассказывают, что знаменитый…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments