Последний гипербореец (hyperboreus) wrote,
Последний гипербореец
hyperboreus

Categories:

От дуализма Запада и Востока к их триединству



Запад и Восток очевидно противоположны. В чем причина? В том, что Запад дуалистичен, Восток монистичен. Разберемся сначала с Западом.

Со времен гностиков, радикально противопоставивших материю и дух, западный человек ощущает под ногами разверзшуюся бездну. Природа и свобода, наука и экзистенция, экзистенция и трансценденция — все это полюса фундаментальных разрывов, радикальных дуализмов. Триумфальная поступь науки, расчисляющей и детерминирующей мир, вынуждает личность любой ценой отстаивать последний бастион — собственную ценность и свободу, однако это крайне проблематично в пределах только субъективности, без выхода на некую объективность. Такой "объективностью", тотально превосходящей объективность науки, традиционно объявлялся трансцендентный Бог. Однако с боями обретенная драгоценная личная свобода не позволяла западной экзистенции беззаботно слиться с превосходящей ее транценденцией — отсюда религиозный надрыв Паскаля, Кьеркегора, Марселя. В результате западная экзистенция была обречена метаться между Сциллой науки и Харибдой Бога, не приставая ни к одному берегу в страхе потерять себя, конечно, страдая от этого и, более того, всячески растравляя это страдание, в конце концов, именно в нем находя высшую ценность и оправдание своего существования. В т. н. "атеистическом экзистенциализме" уже именно это страдание поставлено на место Бога (Ничто), так что дуализм экзистенции и трансценденции превратился в имманентную характеристику личности, разрываемой теперь изнутри. Извне, впрочем, силы на разрыв также увеличились многократно — наука вплотную подобралась к "тайне сознания", редуцировав, по всегдашнему своему обыкновению, ее до "тайны мозга". Осталось лишь упомянуть о третьем неснимаемом дуализме — личности и общества, чтобы довершить это неустранимо трагическое мировоззрение.

Восточному человеку подобное в принципе чуждо. В его представлении никакие противоположности не радикальны настолько, чтобы их нельзя было отменить в монистической картине. Буддийская мистика "всего в одном, одного во всем" дает прекрасный тому пример. Идеал восточной личности — невозмутимый мудрец, перед внутренним оком которого я, бог и мир слиты воедино. При этом, заметим, они не уничтожены вовсе, а лишь по-гегелевски сняты, преодолены в пользу более общей и единой природы, сохраняясь, однако, на неком вторичном уровне существования.

Теперь, воспользовавшись схемой Уилбера, можно представить отношения Запада и Востока так:
................................Западная экзистенция
......................................../................\
......................................./..1...............\ .2
....................................../ ....................\
...................................../ ........ 3............\
..................Западная наука ———— Восточный монизм

На этой схеме хорошо видны распространенные ошибки:
1. Классический дуализм науки и экзистенции, объективного мира и субъективной личности, природы и свободы.
2. Страх растворения личности и свободы в "безличном" (на самом деле, надличностном) монизме, а также страх потери трансцендентного Бога в пантеизме.
3. Отождествление в высшей степени духовного монизма с "природным монизмом" науки, ищущей предельные основания сущего, т. н. Единую Теорию Всего ("Дао физики").

Эти ошибки появляются либо от замыкания на каком-то одном из участков пути и признания его в качестве непреодолимого разрыва, либо, наоборот, от полного сращения двух полюсов и уничтожения того, что, собственно, еще нужно преодолеть.

Истинным же отношением трех вершин будут не радикальные разрывы, а круговое движение: от объективного мира науки — к личной экзистенции, от экзистенции — к надличностному монизму, и возвращение монистической вселичности в феноменальный мир с обретенным пониманием его (и своей) подлинной природы.
Subscribe

  • Заупокойные песни Шарабан‑Мухлюева

    На Горьком — моя очередная рецензия на очередной роман Пелевина Достигнув самого дна янг-эдалта и нью-эйджа в предыдущем романе, Виктор Пелевин…

  • Буддизм и современная наука

    Когда-то давно, во времена донаучные и несерьезные, буддистам, чтобы противостоять соблазнам и вырабатывать трезвый взгляд на подноготную мира сего,…

  • Из Шарабан-Мухлюева

    Вот такая подборка афоризмов из нового Шарабан-Мухлюева Пелевина. Негусто, конечно.. ``` Мир — это тир, люди в нем не актеры, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Заупокойные песни Шарабан‑Мухлюева

    На Горьком — моя очередная рецензия на очередной роман Пелевина Достигнув самого дна янг-эдалта и нью-эйджа в предыдущем романе, Виктор Пелевин…

  • Буддизм и современная наука

    Когда-то давно, во времена донаучные и несерьезные, буддистам, чтобы противостоять соблазнам и вырабатывать трезвый взгляд на подноготную мира сего,…

  • Из Шарабан-Мухлюева

    Вот такая подборка афоризмов из нового Шарабан-Мухлюева Пелевина. Негусто, конечно.. ``` Мир — это тир, люди в нем не актеры, а…