Последний гипербореец (hyperboreus) wrote,
Последний гипербореец
hyperboreus

Category:

Пять В

В этом журнале периодически пробегают книжные флешмобы. Сегодняшний я подцепил у timur0. Предлагается написать о пяти любимых книгах, названия которых начинаются на указанную букву. Мне досталась:




1. Конечно, Властелин колец. Не книга — вселенная (хотя, справедливости ради, не сама по себе, а с Сильмариллионом и прочими Неоконченными преданиями). Я читал ее еще на заре своего сознания, потом неоднократно перечитывал (правда, не целиком, частями), попутно собрал немаленькую толкиниану. Толкиену удалось сказать нечто важное о человеке — особенно современном. Пока за проливом Камю и прочие экзистенциалисты соревновались, кто кого переабсурдит, быстрее лишит надежды и оставит вопить на трупе остывшего Бога, Профессор придал человеческой мечте демиургическую силу, оправдав наше вековое стремление к небывшему и несбывшемуся. Это уже не просто "игра в бисер", но сотворение первозданного мифа — а значит, мира. Мира, в котором уютно чувствует себя наша душа, потому что здесь она дома.

2. Конечно, Воля к власти. Я в курсе, каково происхождение этой книги, но это ничего не меняет — ведь все взято из черновиков и записных книжек. Таким образом, перед нами квинтэссенция Ницше, его завещание человечеству, точнее, каждому человеку в отдельности, посколько именно индивида он ценил выше всего. Есть два типа любви к человеку. Одна принимает его таким, какой он есть, со всеми слабостями и недостатками; вторая не в силах смириться с этими недостатками и гонит человека вперед и вверх, по дороге самосовершенствования, к практически недостижимым идеалам... Но дорогу-то осилит только идущий. "Воля к власти" — это программа: на целую жизнь, на ближайшее тысячелетие, для каждого человека и всего человечества, если оно не хочет раствориться в зыбком мареве космической случайности. Кстати, великолепную иллюстрацию этих идей Ницше дал Фрэнк Герберт в своих "Хрониках Дюны".

3. Без Борхеса я бы не смог, а какой книжник сможет? Тут меня ждала двойная удача. Я вспомнил, что один из моих любимых рассказов, Вавилонская библиотека, входит в сборник Вымышленные истории, а значит, можно смело брать его целиком. Это действительно один из лучших сборников Борхеса. Тут и Тлён, Укбар, Орбис Терциус, и Пьер Менар, автор "Дон Кихота", и Сад расходящихся тропок, и Фунес, чудо памяти, а на Тайное чудо я когда-то сочинил римейк. По Борхесу, как и по его "Библиотеке", можно бродить бесконечно — то благоговейным читателем, то глубокомысленным комментатором, а то и дерзким еретиком. Каждый раз это будет новая комбинация, новый шифр, новый лабиринт. Борхес дарует нам бесконечность как драгоценную жемчужину — а уж что с ней делать, целиком представляет своему читателю. Это и подкупает.

4. Из двух великолепных исторических романов — Воспоминания Адриана и Вечера в древности, я, по некоторому размышлению, все же выберу второй. Мейлеру удалось наитруднейшее: спуститься в бездну веков не для того, чтобы найти там некие вневременные, общечеловеческие ценности и правила, а наоборот, поставить нас перед сознанием настолько иным, настолько непохожим на наше, насколько это вообще возможно художественными средствами. Марк Алданов, сам не последний исторический романист, говаривал, что не возьмется изображать психологию человека до восемнадцатого века — слишком все сложно и неопределенно, каково же было замахнуться на психологию тридцати веками ранее! Я не утверждаю, что Мейлер во всем прав относительно Древнего Египта, однако он преподал нам куда более ценный урок, который сегодня ни один писатель исторических романов не имеет права игнорировать. А моя рецензия на саму книгу здесь.

5. На пятое место претендовало много хороших вещей, но пусть оно достанется совершенно волшебному сборнику Лорда Дансейни Время и боги из цикла Пегана. Им восхищались Толкиен и Борхес, а меня он когда-то сподвиг на написание обширной статьи о творчестве Дансейни. Дансейни — писатель у нас малоизвестный, хотя, по счастью, недавно вышел хороший трехтомник. И я всем рекомендую замечательное кино Декан Спэнли по роману Дансейни. Его проза хрупка и иронична, парадоксальна и поэтична, в ней сплелись и всепонимающий взгляд мудреца, и задорная шутка ребенка. Здесь кельтское упоение грезами наложилось на глубокую символичность и новизну модерна. И да, когда-нибудь я захочу сравнить Время и боги с хайдеггеровским Временем и бытием ;).

Желающие зацепить свою букву могут написать в комментариях.
Subscribe

  • Борис Рыжий

    Двадцать лет назад, 7 мая 2001 года, покончил с собой уральский поэт Борис Рыжий. Уйти весной, в мае, это какое-то особое мужество. С Борисом я…

  • Wake up, Neo!

    Продолжаем размышлять на тему, почему "Матрица" оказывает такое колоссальное воздействие на зрителя. В этот раз остановимся на кадре, где Нео…

  • Китайцы о европейской культуре

    Путешествуя по старому Китаю в 1907 году, будущий знаменитый академик Василий Михайлович Алексеев сделал массу метких и любопытных наблюдений. В…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments