Последний гипербореец (hyperboreus) wrote,
Последний гипербореец
hyperboreus

Category:

Насилие как стрела эволюции

Если оценивать эволюцию жизни с точки зрения насилия, то возникнет прелюбопытная картина. Всякий раз величина насилия окажется тем маркером, который укажет на эволюционное преимущество, на большее развитие, превосходство. Хищники более развиты, чем их добыча — травоядные, мужчины доминируют над женщинами, цивилизации воинственные покоряют миролюбивых. Человек как таковой возник, похоже, именно тогда, когда решающим фактором эволюции стали племенные войны и внутриплеменная агрессия — огромные залежи олдувайских рубил и чопперов свидетельствуют, как много для первых Homo значило оружие и в каких количествах они маниакально его заготавливали. История мировой цивилизации — ничто иное, как история непрерывной эскалации насилия, чему способствовали (и чем, в свою очередь, инициировались) все цивилизационные факторы: технология, наука, религия, идеология, социальная организация. Этому можно подыскать немало иллюстраций — самая яркая приходится на начало двадцатого века. Как только блистательная эпоха Просвещения чуть не убедила человечество в его разумности, порядочности, гуманистичности, способности жить в мире, так природа человека взяла свое, иррациональная философия жизни взломала хрупкий лёд гуманизма, немало поспособствовав безумию двух мировых войн. С точки зрения эволюции насилия эти войны вовсе не выглядят анахронизмом, случайным всплеском чингисхановщины в эпоху высокой культуры. Напротив, они совершенно закономерны. Чем развитее становится человек, чем сложнее — человечество, тем больше насилия они способны порождать — и порождают. К чему это может привести, нетрудно догадаться. Самоуничтожение кажется естественным исходом любой развитой цивилизации; в конце концов, нужно расчистить место для новых побегов пока ещё нежной и вегетарианской жизни.

Впрочем, у китайского писателя Лю Цысиня есть концепция "Тёмного леса" — возможно, Вселенная всё же полна высокоразвитой жизнью, однако та крайне искусно прячется, ибо знает только один закон — война всех против всех. Хотя понятно, что в этой войне окончательных победителей не будет. Ведь насилие чуть ли не единственная вещь, которую не остановить ни ею самой, ни её противоположностью.
Subscribe

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments