Последний гипербореец (hyperboreus) wrote,
Последний гипербореец
hyperboreus

Сладкие грёзы строгого критика, или почём опыт для народа

От подлинных учений гностиков осталось почти ничего; основные источники в этом вопросе - сочинения христианских апологетов (Иринея Лионского и проч.). Можно только предполагать, к каким выводам придут будущие исследователи, если из всех свидетельств и источников Эммануэля Сведенборга останется один трактат Канта "Грёзы духовидца, пояснённые грёзами метафизики". Отдавая должное известному остроумию и здравомыслию кенигсбергского затворника, нельзя не удивиться тому, на каком зыбком основании сам Кант выстраивает песочный замок своих контраргументов.
Так один из главных, опираясь на высказывание Гераклита-Аристотеля "Когда мы бодрствуем, мы имеем общий для всех мир, а когда грезим, каждый имеет собственный мир", звучит так: "если различные люди имеют каждый свой собственный мир, то есть основание предполагать, что они грезят". Общность же мира проверяется наличием в нём "согласованности и сообразности, равно как и исторического знания у большинства людей". Якобы именно такой, "низкий", опыт даёт право разумному наблюдателю ограничить полёт своего воображения его когнитивной недоказуемостью и очевидной субъективностью, что не требует даже эмпирической проверяемости, но лишь возможности оной. Ясно, что г-н Кант и не думал ехать в Живодан, чтобы воочию убедиться, "что хищный африканский зверь никак не может бродить по лесам Франции". Ссылкой же на историческое знание Кант по-видимому дал понять, что не видит в истории ничего более кроме как поступательного движения "здравого ума", который "содержит в себе всё, что может нас удовлетворить" и который укрепляется в своих силах "путём долгого опыта". Опыт, в свою очередь, никак не может быть метафизическим или, как сказали бы сейчас, трансперсональным, ибо последний хочет утверждать положительное знание о том, что может существовать только формально-ограничительно: быть границей между "здравым смыслом общечеловеческого рассудка" и "царством теней метафизического разума".
Второй аргумент (от дуализма) гласит: "Всё то, что я как дух думаю, я как человек не вспоминаю, и наоборот, у меня как духа нет представления о моём состоянии как человека". Поэтому общение двух миров - чистый блеф и самообман, коль скоро дух, подчиняясь строгой логике собственной экзистенции, "не имеет ни малейшего ощущения телесного мира". Иными словами, кесарю - кесарево...
Наконец, третий, прагматический, полагает просто празным и вредным любое духовидение: простоты моральной веры должно быть достаточно тому, кто следит более за "чистотой нравов", чем за чистотой неба. Тут Кант вспоминает Вольтера: "Нужно лишь возделывать свой сад". Как не умилиться протестантскому завету "терпения", которым Кант снабжает всякого, кто слишком скоро спешит познать "потустороннее"; "честных людей", мол, заботит больше посюсторонние обязанности, услаждающие, надо думать, их добродетель.

Хорошо, что в своём "экстатическом путешествии мечтателя по миру духов" Кант не побоялся взять в спутники Вергилия: по крайней мере поэтам дозволено (в рамках хорошего тона, разумеется) иметь свой особый опыт, опыт незримого путешествия "одинокою ночью чрез тени, чрез безлюдные Дита чертоги, пустынное царство". Через век с лишком Батай напомнит немецкому профессору, что у человека всё же есть особый, внутренний опыт - опыт "казнения, войны, тоски, безумия", и такой опыт не даётся человечеству скопом. Каждому надобно "повисеть на кресте" прежде чем станут возможны "прогулки по воде" и прочие "дикие бредни" фантазёров, которые Кант вполне серьёзно советовал лечить если и не изоляцией, то уж слабительным непременно. И лишь в качестве невольной дани самой мыслимости этого батайевского "сурового условия" однажды у Канта прозвучало: "Наглядного познания иного  мира можно достигнуть здесь, не иначе как лишившись части того разумения, которое необходимо для познания здешнего  мира". С поклоном слепому Тиресию...
Subscribe

  • Почти по Шекли...

    - Уверяю вас, запуск Большого Адронного Коллайдера совершенно безопасен, - сказал Директор, - никаких чёрных минидыр, никакого конца света не будет!…

  • Заупокойные песни Шарабан‑Мухлюева

    На Горьком — моя очередная рецензия на очередной роман Пелевина Достигнув самого дна янг-эдалта и нью-эйджа в предыдущем романе, Виктор Пелевин…

  • Буддизм и современная наука

    Когда-то давно, во времена донаучные и несерьезные, буддистам, чтобы противостоять соблазнам и вырабатывать трезвый взгляд на подноготную мира сего,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments