Последний гипербореец (hyperboreus) wrote,
Последний гипербореец
hyperboreus

Category:

Последний самурай

В телесериале по книге "Гений места" Петра Вайля есть серия о Мисиме. Там Вайль ходит по Киото, вкусно кушает, сладко пьет и между делом рассказывает о творчестве и о самоубийстве Мисимы. Я поразился, насколько этот почтенный, упитанный, жизнелюбивый господинчик не понимает японский дух Мисимы и старых самураев! Мол, Мисима вовсе не хотел что-то доказать миру, тем более переделать его, остановить вестернизацию и т. д., он просто хотел умереть. Такое вот фрейдовское мортидо.

Но хотел бы умереть — умер бы по-человечески! Закинувшись героином, в люксе дорогого отеля — как многие приличные знаменитости. А резать себе живот — та еще затея. Говорят, очень болезненная. После этого ему, конечно, должны были быстро снести голову, но неопытный (а откуда опыт?) приятель несколько раз рубил-рубил, да недорубливал. Разве так умирают? Нет — так самоутверждаются. Так входят в пространство, что находится по ту сторону жизни и смерти, желания или доказательства. Так поднимаются в надличностное.

Вайль много распространялся про "Золотой храм" — самое популярное произведение Мисимы (и, кажется, всей японской литературы). Я все думал, проведет ли он параллель между гибелью прекрасного храма Кинкаку-дзи и смертью самого Мисимы. Не провел. Отвлекся на суси и саке из автомата. А ведь параллель очевидна. Мисима ушел, достигнув (по своим представлениям и меркам) предельной высоты, превратив себя в "золотой храм", которому для полного совершенства не достает только перехода на нематериальный уровень. Мисиме требовался аналогичный финал — не смерть сама по себе, а то, что она в его стране когда-то значила. Само время, эпоха, стремительно вестернизирующаяся Япония подсказали ему идею — стать последним настоящим самураем, замкнув многовековую цепь своих предков. Самурайство умерло вместе с Мисимой — и удача, что оно умерло именно так, а не в пансионе для одряхлевших. После Мисимы уже невозможен никакой самурай. Но никакой и не нужен.
Subscribe

  • Заупокойные песни Шарабан‑Мухлюева

    На Горьком — моя очередная рецензия на очередной роман Пелевина Достигнув самого дна янг-эдалта и нью-эйджа в предыдущем романе, Виктор Пелевин…

  • Буддизм и современная наука

    Когда-то давно, во времена донаучные и несерьезные, буддистам, чтобы противостоять соблазнам и вырабатывать трезвый взгляд на подноготную мира сего,…

  • Из Шарабан-Мухлюева

    Вот такая подборка афоризмов из нового Шарабан-Мухлюева Пелевина. Негусто, конечно.. ``` Мир — это тир, люди в нем не актеры, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

  • Заупокойные песни Шарабан‑Мухлюева

    На Горьком — моя очередная рецензия на очередной роман Пелевина Достигнув самого дна янг-эдалта и нью-эйджа в предыдущем романе, Виктор Пелевин…

  • Буддизм и современная наука

    Когда-то давно, во времена донаучные и несерьезные, буддистам, чтобы противостоять соблазнам и вырабатывать трезвый взгляд на подноготную мира сего,…

  • Из Шарабан-Мухлюева

    Вот такая подборка афоризмов из нового Шарабан-Мухлюева Пелевина. Негусто, конечно.. ``` Мир — это тир, люди в нем не актеры, а…