December 29th, 2019

Инь-Ян

О джокере бедном замолвите слово

Вам тоже понравился "Джокер"?

Ей-ей, миллиард сборов, IMDb 8.70, "Золотой лев". Поди, еще и "оскарами" засыпят. И что в нем такого нашел мир?

Мне говорят: психологизм. Игра. Образ. Ну, вроде что-то есть. Но что?

Нам показывают психически больного человека. Сильно больного. Можем ли мы прочувствовать его изнутри, примерить его психику на свою, пожить в его шкуре? Нет, не стоит обольщаться. Мы не смеемся, не контролируя свой смех, не убиваем с хладнокровием безумца, не гримасничаем в клоунской маске. Вот в замечательном фильме "Однажды в Голливуде" нам психологически близки его оба главных героя, их игра понятна, их образы для нас проницаемы. Дверь же в безумие отворяется только безумцу. Впрочем, кинокритиков из безумцев тоже не получается.

Но как тогда нам понимать безумца? Почему все же Джокер пришелся по вкусу? Не психологией — бихевиоризмом. Мы реагируем на внешние эффекты, на внешнее поведение. Оно у Джокера что надо. Тут, надо признать, режиссер с актером постарались. Наш герой жутко и невпопад хохочет, эффектно гримасничает и вообще всячески безумствует. Это привлекает. Но это не психологизм. Это не вовлеченность зрительского нутра. Это те же спецэффекты, которые нынче так легко покупают зрительские сердца в голливудских блокбастерах. Наивность современного зрителя столь грандиозна, что спецэффекты на лице актера он не раздумывая принимает за психологическую глубину, а незатейливое повествование о детских травмах — за взлет на вершины киноязыка. "Взлетел", кстати, режиссер трех глупейших частей "Мальчишника в Вегасе", но кто там разбирается. У нас ведь психологизм. Игра. Образ. А по-моему, говно.