Последний гипербореец (hyperboreus) wrote,
Последний гипербореец
hyperboreus

Categories:
  • Music:

Два пути

У Чехова есть совершенно гениальный рассказик (хотя у него все рассказы гениальные) под названием "Пари", экранизированный Владимиром Мотылем в 1984 как "Невероятное пари, или истинное происшествие, благополучно завершившееся сто лет назад" с Петренко, Садальским, Муравьевой и проч. Общая фабула рассказа и фильма такова: крупный банкир и молодой юрист заключают договор, по которому юрист обязуется просидеть в одиночной камере 15 лет, совершенно без общения, а банкир обеспечивает его всем, что он пожелает (книги, еда, вино и т.д.), а по истечении срока выплачивает 2 млн рублей. Для банкира эти деньги пустяк, кроме того, он не верит, что юрист высидит и 3-4 года, ибо добровольное заключение (а двери всегда открыты) куда тягостнее подневольного. Однако не тут то было: юрист выдерживает весь срок, много читает, изучает языки, науки, банкир же разоряется весьма сильно. Накануне завершения 15-летней отсидки отчаявшийся банкир решает умервить своего узника, но, проникнув в его комнату, случайно читает письмо, в котором юрист отказывается от денег, выражая свое презрение к "ложным благам мира". Узник покидает свою тюрьму за 5 часов до условленного срока, тем самым нарушая условия договора и лишая себя 2 миллионов.

Сюжет сам по себе любопытный, однако еще более любопытно авторское прочтение режиссера экранизации, сместившего самые важные акценты. У Чехова прощальная записка заключенного содержит гневную отповедь всему человеческому миру, "бренному и ничтожному", и прежде всего "вашим книгам", которые узник теперь презирает, и "вашей мудрости", променявшей "небо на землю". Иными словами, перерожденный юрист стал ищущим бога аскетом, отринувшим мир схимником, избавившимся от всех привязанностей шраманой. Иное в фильме. Там герой осуждает мир наживы и лжи, но не мир мысли и творчества, презирает "блага мира", но не книги, отказывается от денег, но не от самой жизни. Он превратился в философа, мудреца, человека, объемлющего мир, но не бегущего от него.

"Ваши книги дали мне мудрость. И я презираю ваши книги, презираю все блага мира и мудрость" - проповедует первый. "Книги дали мне мудрость" - лаконично заключает второй. "Я презираю и свободу, и жизнь, и здоровье, и все то, что в ваших книгах называется благами мира" - отрекается от всего первый. "Я презираю то, что вы называете благами мира" - ставит себя над толпой второй. Жаль, что у них нет возможности встретиться. Было бы интересно понаблюдать за их спором, кто из них лучше потратил свои "миллионы"...
Subscribe

  • Заупокойные песни Шарабан‑Мухлюева

    На Горьком — моя очередная рецензия на очередной роман Пелевина Достигнув самого дна янг-эдалта и нью-эйджа в предыдущем романе, Виктор Пелевин…

  • Буддизм и современная наука

    Когда-то давно, во времена донаучные и несерьезные, буддистам, чтобы противостоять соблазнам и вырабатывать трезвый взгляд на подноготную мира сего,…

  • Из Шарабан-Мухлюева

    Вот такая подборка афоризмов из нового Шарабан-Мухлюева Пелевина. Негусто, конечно.. ``` Мир — это тир, люди в нем не актеры, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments