Последний гипербореец (hyperboreus) wrote,
Последний гипербореец
hyperboreus

  • Music:

Оправдание пафоса

Часто замечаю, как главной негативной оценкой какой-нибудь книги или фильма выступает мера пафоса: а пафосу-то, пафосу сколько! - восклицает наш рецензент, доказывая, сколь нелепы, смешны и претенциозны фабула, герои и события, несмотря на свою задуманную трагичность. Конечно, трагедию нужно еще уметь выразить. Но не отрицая возможной плохой игры актеров и неумелости авторов, выскажу предположение, что причина неприятия пафоса в современном искусстве лежит много глубже, а именно: в мелочности самого искусства. Да, нынешнее искусство чурается больших глубин и сильных штормов; наш современник, вопреки Аристотелю, не хочет отождествлять себя с сильным героем, которого обуревают сильные чувства и благородные устремления, который борется не с желаниями людей, но с волей богов, который живет и мыслит не злобой дня, но дыханием вечности, и который, разумеется, мало ценит "человеческое, слишком человеческое". Соответственно, чувства и страдания такого героя не вызывают в нашем современнике никакой иной реакции, кроме иронии, насмешки, недоумения и зевоты - а сопереживание, воодушевление, катарсис не испытываются вовсе.

Да, мы все чувствуем себя искушенными зрителями и читателями, которых не проведешь парой возвышенных фраз, мы знаем, что все это игра, и игра в игре, и игра в игре в игре и т.д. Пафос остался наивным простачкам, еще способным принимать его оловянные бока за чистое серебро; нам же подавай стеб, карикатуру, как можно более приземленную "бытовуху" или парадоксально-шокирующую заумь - вот что еще пока щекочет нам нервы и услаждает душу. Однако такое положение дел - чудовищная и печальная перверсия. Пафос - отнюдь не удел наивных и романтических сердец; наоборот, пафос, взывая к самому высокому в человеке, требует от него труднейшей работы по самовоспитанию и самообразованию; переживание пафоса очищает и от незрелого, детского романтизма, и от заскорузлого, мертвящего снобизма; благодаря именно пафосу, воодушевлению и катарсису от него, у нас появляется возможность выбраться из болота карикатуры и зауми, где нет движения, где все уже сказано, где проявлять чувства значит выставлять их на посмешище; благодаря пафосу у нас появляется вертикаль.

Реакция на пафос - это своеобразная лаксмусовая бумажка, свидетельствующая, готов ли уже человек к восхождению или ему слишком хорошо в теплой тине его тотального зубоскальства. И дело даже не в том, насколько правдоподобно изображается трагедия, насколько убедителен ее пафос - дело в изначальной установке, или признающей переживание пафоса своим краеугольным камнем, или напрочь отказывающей ему в этом. И пускай нынешние герои слишком мультяшны и картонны, пускай им крайне далеко до подлинных трагедий и чувств старого мира, но мера их пафоса это не степень их нелепости и претенциозности, это степень нашей готовности совершить восхождение во что бы то ни стало - даже с плохой амуницией, даже по негодному маршруту, даже с ненадежными спутниками. Ибо в нас уже зажглась вертикаль.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments