Последний гипербореец (hyperboreus) wrote,
Последний гипербореец
hyperboreus

  • Mood:
  • Music:

Память о памяти

Полемика с Арнаутовой (История и память, С.47-55), ссылающейся на Хальбвакса и Ассманна.
Она противопоставляет "историю памяти" и "историю фактов": истинность настоящего обусловлена не тем прошлым, что "было", но тем, что транслируется в культурной памяти.
Мне представляется это гиперболизацией и релятивизацией. Тогда можно сказать, что прошлое полностью определяется настоящим и таково, каким ему удобнее для настоящего быть. Но это не так. Ибо мы не просто сегодня помним о прошлом, мы еще и помним то, КАК мы помнили об этом прошлом вчера. Иначе говоря, нас конституирует не только память о прошлом, но и память о памяти. Если мы помнили вчера не так, как сегодня, то эта "неудобная" память так же конституирует нас, как и "удобная" память о прошлом, которая культивируется сегодня. Т.о. непрерывно длятся два вектора памяти: первый актуализирует то прошлое, которое нам сегодня интересно и необходимо, второй напоминает о том, что когда-то было не так. Оба важны для нашей идентификации, а второй еще и важен для того, чтобы не подчинить полностью прошлое настоящему. Иначе говоря, в нем спасение от презентизма. И в нем выход к тому прошлому, которое именно "было", вне зависимости от того, что и как помнится нам о нем сегодня.
Нам помнится не потому что мы помним, а потому что это некогда запомнилось. Вот максима любого традиционного сообщества. Отход от этой максимы есть тревожный звонок о том, что мы помним "как-то не так", не так, как помнилось раньше, и стало быть, не так, как когда-то запомнилось. "Неудобная память" выступает кореллятом нашей культурной памяти, "цербером" прошлого, не желающего кануть в Лету сегодняшней злободневности. И это именно тот механизм (а не позитивистский "чистый" поиск того, как оно было "на самом деле"!), который может вывести нас, впоминающих (не просто пассивно помнящих!) к истокам своей истории, к началам собственной памяти...
Tags: научное
Subscribe

  • Заупокойные песни Шарабан‑Мухлюева

    На Горьком — моя очередная рецензия на очередной роман Пелевина Достигнув самого дна янг-эдалта и нью-эйджа в предыдущем романе, Виктор Пелевин…

  • Буддизм и современная наука

    Когда-то давно, во времена донаучные и несерьезные, буддистам, чтобы противостоять соблазнам и вырабатывать трезвый взгляд на подноготную мира сего,…

  • Из Шарабан-Мухлюева

    Вот такая подборка афоризмов из нового Шарабан-Мухлюева Пелевина. Негусто, конечно.. ``` Мир — это тир, люди в нем не актеры, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments