Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Инь-Ян

Гранд-отель «Бесконечность»

10 фактов о бесконечности из книги Шапиры "Восемь этюдов о бесконечности. Математическое приключение"



Удивительно, но человечество далеко не сразу пришло к пониманию иррациональной сути бесконечности. Мы привыкли, что рациональность — это наивысшая степень ясности и логичности, нечто, присущее прежде всего строго разработанной науке, однако первобытные мифы обладали не менее четкой логикой. Понадобился гений древних греков, чтобы нехотя, со скандалом, но признать не укладывающуюся ни в какую логику бесконечность. Считается, что первым ее ввел в философский обиход Анаксимандр, автор концепции апейрона, хотя апейрон у него обозначал скорее неопределенность. Такая бесконечность особых возражений еще не вызвала. А вот Пифагору открылось нечто совершенно возмутительное. Пифагор-философ считал, что все состоит из натуральных (то есть положительных целых) чисел и ими может быть выражено. Числа были атомами его мира. А Пифагор-математик обнаружил, что соотношение между стороной квадрата и его диагональю невозможно выразить отношением натуральных чисел. Иными словами, √2 — иррациональное число (напомним: иррациональность числа подразумевает, что, во-первых, его десятичное представление бесконечно, а во-вторых, в нем никогда не возникают какие бы то ни было повторяющиеся структуры).

(Полностью — на Горьком)
Инь-Ян

Китайцы о европейской культуре

Путешествуя по старому Китаю в 1907 году, будущий знаменитый академик Василий Михайлович Алексеев сделал массу метких и любопытных наблюдений. В частности о том, как китайцы воспринимают европейскую культуру.

Китайцев поражает, как это Европа может жить Евангелием: "...ведь там обычные вещи, написанные без всякой учености, простым разговорным языком. Я читал — неинтересно, приторно, обыкновенно". Еще они считают, что искусство Европы не более чем фотография, что наши знаменитые певцы (Карузо, Шаляпин) — это тигры, рычащие в зверинце (так как поют они, по мнению китайцев, нетренированным голосом); что, например, "Евгений Онегин" — никакая не поэзия, потому что там воспевается какой-то больной дядя, подушки, лекарство...

Любопытно, что Алексеев здесь встает на сторону китайца! Он комментирует:

Библия читаема только потому, что вошла в мир путем пропаганды и проповеди. Секрет не в форме (утерянной) и не в содержании (скучном и для нас "детском"), а в заданном тоне. Суждение о Библии было направляемо общественном тоном. Никто не рискнул бы сказать: дрянь, макулатура, тощища!
Инь-Ян

Физикализм vs. эмерджентизм

Кстати, в недавней рецензии на Грина я упомянул его физикализм. Это значит, что он в конечном итоге сводит все к движению и взаимодействию физических частиц. Существуй принципиальная возможность просчитать эти движения, мы могли бы точно предсказать что угодно в мире, вплоть до человеческого поведения и будущего вселенной. Причем квантовая неопределенность его не беспокоит, поскольку она хоть и позволяет говорить только о вероятности того или иного события, но все равно однозначно подчиняет эту вероятность математике и физическим закономерностям, значит тоже точно просчитывается. Такой лапласианский детерминизм, разумеется, отрицает свободу воли как принципиальную непросчитываемость действий.

Интересно, что физикализму может противостоять не только некий спиритуализм (учение о действующих сущностях за пределами материи), но также вполне материалистическая теория — эмерджентизм. Одним из первых его сформулировал Анри Бергсон. По его мнению, будущее эмерджентно, то есть больше суммы всех своих причин, как целое больше суммы своих частей. Поэтому будущее непросчитываемо никаким лапласовским демоном. Соответственно, в зазор между прошлым и настоящим, с одной стороны, и будущим, с другой, вполне может поместиться и свобода воли как еще одна эмерджентность. (Современными последователями эмерджентизма, то есть, по сути, бергсонианцами, являются, например, нейробиолог М. Газзанига и физик Л. Смолин).

Тут впору сказать, что такой эмерджентизм недоказуем. Это так. Но так же недоказуем в строгом смысле и физикализм, поскольку любая попытка абсолютно точно высчитать движение конечного количества частиц приводит к задаче вычисления всех частиц вселенной, в том числе своих собственных. Это порождает парадокс лапласовского демона: если он материален, в свое предсказание он должен включить и самого себя, предсказывающего будущее. Значит, любое его предсказание ведет к бесконечному циклу предсказаний (если время мы считаем бесконечным). В свою очередь это потребует бесконечного количества энергии и бесконечной памяти для массива данных, что кладет неодолимое препятствие даже для первого цикла предсказаний.

Ergo, в столкновении двух (трех) недоказуемых теорий (физикализм, эмерджентизм, спиритуализм) у вас есть полная свобода воли выбрать себе по сердцу. ;)
Инь-Ян

«Две шаги налево, две шаги направо»: Как энтропия и эволюция вытанцовывают судьбу нашей Вселенной

На Горьком - моя рецензия на свежую книжку Б. Грина "До конца времен. Сознание, материя и поиски смысла в меняющейся Вселенной".



В названии цитата из некоего гражданина Кровостока — поставленная редакцией. У меня был Аркадий Северный :)
Также редакция сняла самый первый абзац, посчитав его неконкретным. Я не возражаю, но ничто не мешает мне запостить его здесь.

Когда в девяностых ошеломленного русского читателя нагнал девятый вал мировой литературы, не все, наверное, заметили, что в этом потопе совершенно пропала научно-популярная книга. Такие знаковые для науч-попа советские издательства, как «Прогресс», «Мир», «Наука», переживали не лучшие времена, да и читателя, видимо, больше тянуло на запретную дотоле гуманитаристику. Лишь в двухтысячных ситуация начала исправляться, и сейчас мы, так или иначе, имеем возможность знакомиться с лучшими публикациями по астрофизике, биологии, когнитивным наукам практически одновременно с их выходом на Западе, разве что с учетом задержки на перевод и редактуру. Уже никого не удивляет, что книгу, изданную в Америке в начале 2020-го, в конце того же года можно было приобрести в России. Именно это и произошло с новой работой известного физика и популяризатора Брайана Грина «До конца времен», что, кроме всего прочего, вселяет уверенность, что мы оказываемся на самой передовой науки и «истина где-то рядом».

Далее на Горьком...
Инь-Ян

Китаец-эректус

Пока весь западный мир пребывает в убеждении, что современный человек появился в Африке примерно 200 тыс. лет назад и оттуда распространился по всему миру, вытеснив остальные человеческие виды (в первую очередь, неандертальцев и эректусов), китайцы считают совсем иначе! Их наука настаивает на полицентризме антропогенеза: по их мнению, пришедший два миллиона лет назад в Китай эректус самостоятельно эволюционировал в монголоида, в отличие от европеоидов и негроидов, имевших другого предка в лице Homo antecessor. Мол, особенности монголоидов "хорошо видны" в окаменевших останках Homo erectus. К тому же "различия между европеоидами и негроидами в детские годы сравнительно малы и отчетливо проявляются лишь по достижению зрелого возраста, тогда как монголоиды уже в детские годы имеют множество отличий от людей двух других рас". Что, конечно, неудивительно: с точки зрения китайца, что европеец, что негр — все какие-то странные и на нормальных людей явно непохожие.

Так вот, приведенная цитата взята из академической "Истории китайской цивилизации", выпущенной в 2006 году коллективом ведущих ученых Пекинского университета и признанной событием в китайской синологии. Этот четырехтомник неоднократно переиздавался, переводился на другие языки (русский перевод только что вышел) и даже рекомендован как основное учебное пособие для студентов всех вузов Китая гуманитарного профиля. То есть вполне официальная и "крайняя" версия синантропогенеза. К чему эта позиция может привести, один Дарвин знает, но ведь вполне вероятно, взберется как-нибудь на трибуну ООН эдакий невысокий узкоглазый эректус в хорошем костюме, постучит каблучком по трибуне и увесисто скажет: мы, древние и мудрые эректусы, глубоко обеспокоены тем, как ведут себя на Земле выскочки-сапиенсы, мнящие о себе бог весть что. Посему мы, мирные, но непреклонные эректусы, по праву старшего брата, берем над непутевым младшим братом строгое шефство. Отныне ни-ни и но-но. И что европейцам останется? Срочно выводить своих предков из "непопулярной" Африки?
Инь-Ян

Что сказал эректус

Эверетт Д. Как начинался язык: История величайшего изобретения — Альпина нон-фикшн, 2019



Эверетт — это тот человек, что провёл восемь лет с амазонским племенем пираха, очень первобытным и очень загадочным, написал об этом книгу и, как водится, прославился. Книгу эту я в своё время рецензировал, она мне понравилась, поэтому мимо нового творения автора пройти не мог. Тем более, посвящено оно ещё более загадочной теме — возникновению человеческого языка.

Как оказалось, Эверетт после «Не спи — кругом змеи!» написал уже три вещи, но наш издатель взялся сразу за последнюю по времени. Не знаю, будут ли переведены на русский «Язык — культурный инструмент» и «Тёмная материя сознания», но если нет, думаю, невелика потеря, поскольку в «Как начинался язык» автор цитирует себя, родимого, целыми главами (ну, почти).

Collapse )
Инь-Ян

Что такое теология и зачем она нужна сегодня?

Многие даже серьёзные учёные не понимают, зачем нужна теология, особенно в системе академических наук. Это происходит оттого, что они вообще смутно представляют, что такое современная теология. В их воображении, видимо, тут же возникают образы толстых «батюшек», которые назидательно вещают «с амвона» о шести днях творения, хождении по воде, воскрешении из мертвых и тому подобных старомодных фокусах. Возможно, и сейчас существуют такие горе-«богословы», как существуют различные фрики от физики, лингвистики, истории. Но надо понимать, что это просто неумные, ограниченные, отсталые, а то и откровенно двуличные люди, которые к подлинной науке не имеют никакого отношения. О них нужно полностью забыть и иметь дело только с настоящими теологами.

Collapse )
Инь-Ян

О важности маленьких клыков...

Недавно вышло "Достающее звено" — два шикарных кирпича от Дробышевского. Собственно, каждому обязательно прочитать — и точка. Меня, однако, не могло не позабавить отношение ученого (Дробышевский тут только пример) к философии. Помещая философию между религией и наукой, ученый характеризует ее как получение умозрительных выводов из неких первоначально положенных аксиом (которые, как представляется, сами по себе недоказуемы и в этом качестве практически ничем не отличаются от религиозных догм). А вот наука строится на доказательствах, сомнении в своих положениях и готовности эти положения пересматривать до бесконечности. Надо ли пояснять, что подобное понимание философии еще могло бы подойти Фалесу и Анаксимандру, но уж точно не современным философам!



Collapse )
Инь-Ян

Австралопитек и ватерполистка

Моя рецензия на Иган Г. Город Перестановок. — М.: АСТ, 2016



Может ли спаниель стать апельсином? Ирландка — кардиналом? Австралопитек — ватерполисткой? Легко — нужно лишь переставить буквы. Сквозь эту нехитрую «детскую» игру большой поэт вроде Хлебникова способен выйти к первичной магме языка — подвижной, пластичной, чреватой множеством форм («о бесе и о себе»). А на что годится хороший фантаст? Ни много ни мало на новую, комбинаторную, «перестановочную», теорию мироздания, которая как бы мимоходом решает проклятый вопрос человечества — неизбежность смерти. «Буквальное бессмертие? Возможность пережить вселенную? — Именно таков смысл слова “бессмертие”… Просто не умереть — и точка».

Collapse )
Инь-Ян

Вопрос вопросов

Есть вопрос, который отчетливо делит человечество на две антагонистичные группы. Никогда они не сойдутся вместе, никогда не согласиться представителю одной группы с мировоззрением другого, не принять и не вместить его, как бы в дальнейшем ни развивалась цивилизация, культура, наука. Этот вопрос укоренен в глубиннейшей онтологии человека, в его самоощущении и бытийном статусе, которым он сам же себя и наделяет. Даже удивительно, что столь тонкие и сложнейшие материи можно выразить одним с виду простым вопросом:

Collapse )

Collapse )