Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Инь-Ян

Мыслянт, из мыслянтов первый

К 100-летию Станислава Лема — моя статья на Горьком



В сентябре 1974 года Филип Дик сообщил в ФБР, что в Польше, в Кракове, действует некий «комитет», зашифрованный под криптонимом «ЛЕМ» и имеющий целью проникнуть в американскую научную фантастику, а то и куда повыше. В доказательство Дик указал, что «ЛЕМ» пишет, используя самые разные стили и демонстрируя отличные знания множества иностранных языков. Для писателя-одиночки за железным занавесом это казалось невозможным. Но Станислав Лем был явлением, совершенно неординарным для стран социалистического блока. Пока последние строили коммунизм в настоящем, его заботила судьба всего человечества в будущем.

Станислав Лем родился в польском Львове и, как указывает его биограф Войцех Орлинский, скорее всего, 13 сентября 1921 года, а 12-го был записан во избежание несчастий. Увы, несчастий ему выпало предостаточно. Еврейское происхождение (деда звали Герш Лехм) вынудило молодого Лема во время немецкой оккупации скрываться под фальшивым именем армянина Яна Донабидовича; его менее везучие родственники почти все погибли в газовых печах концлагеря Белжец. Всего гитлеровцы уничтожили девяносто процентов из ста двадцати тысяч львовских евреев — и этот кошмар еще долго будет, по словам его жены, «отнимать сон у Сташека». Впрочем, скептиком относительно человеческой природы Лем стал не только насмотревшись ужасов «окончательного решения». Когда в 1945 году он в числе выживших евреев покидал занятый советскими войсками Львов, то его сопровождал «грохот и стук, как на Клондайке» — это новые жители еврейских домов разбивали стены и подвалы в поисках еврейского золота.
Инь-Ян

Невыносимое очарование кельтов

На "Горьком" моя рецензия на книгу Джона О`Донохью «Anam ċara».



На существование единой традиции, не прерывавшейся даже с приходом новых богов, намекают такие легендарные персонажи, как валлийский Талиесин и ирландский Туан Мак Кайрилл. Обоим приписывали умение перевоплощаться в различных существ (лосося, оленя, ястреба и т. д.) и проживать бесчисленные жизни, будучи не просто свидетелями мифической истории, но и хранителями ее нетленной мудрости. Подводное сияние этой кельтской Атлантиды и объясняет то невыносимое очарование, которое испытывает на себе всякий, прикоснувшийся к «наследию кельтов». Оно побуждало ирландских монахов переписывать вроде как «бесовские книги», им вдохновлялись представители британского романтизма и кельтского возрождения, а Европа обязана ему как минимум циклом историй о короле Артуре и всем жанром фэнтези. Если попытаться проинспектировать секрет этого очарования, то будет здесь и высокое предназначение искусства («искусство лучше, нежели владение землей», говорили кельты), и поэтическое отношение к природе, и умение видеть разлитое кругом нездешнее волшебство, и страстное томление по вечной молодости, свободе и красоте.
Инь-Ян

Почему Ктулху — это страшно

На "Горьком" — моя рецензия на книгу Хармана "Weird-реализм: Лавкрафт и философия"
Под несколько странным названием, но это их выбор.



Харман оценивает Лавкрафта исключительно высоко, несмотря на то что прочитал его впервые в тридцатисемилетнем возрасте. Для него это «крупный писатель», «один из величайших в двадцатом веке», «искусный пейзажист», «мастер стилистических фуг», в чем не уступает «авторам вроде Пруста или Джойса». Но самое главное — Лавкрафт крайне важен для философии, так как на страницах его книг ведется скрытый спор между Юмом и Гуссерлем, разобраться в котором нам и обещает Харман. Более того, он считает, что «Лавкрафт пишет рассказы о сущности философии», именно поэтому «Великий Ктулху должен сменить Минерву на посту духа-покровителя философов, а река Мискатоник — стать нашим новым Рейном и Истром». Таким образом, у философии появится «новый литературный герой» взамен Гёльдерлина, хайдеггеровское прочтение которого «оказалось унылым и ханжеским». И, надо сказать, Харман прикладывает немало усилий к этому. Он даже, по собственным словам, «достиг некоторых успехов в подражании шаркающей походке», которая в рассказе «Мгла над Инсмутом» отличала местных рыбожаболюдей. Не знаю, демонстрировал ли Харман эту походку коллегам в Лондоне, но философская аргументация с помощью движения не столь уж необычна, достаточно вспомнить пушкинские строки о «мудрецах брадатых».
Инь-Ян

Этот ужасный расист Лавкрафт...

Сегодня часто можно встретить статьи или мнения, которые, непременно осуждая расизм Лавкрафта, делают вид, будто он есть нечто второстепенное для этого писателя, наносное, типа веяний времени, а вот воплощенный им в прозе метафизический и экзистенциальный ужас — это у Лавкрафта главное, самобытное, глубоко личное и обособленное от всего остального.

Однако это совершенно не так. Страх перед чуждыми расами прямо коррелирует с ужасом перед внеземными чудищами и прочими порождениями античеловеческой и иррациональной Вселенной. Экзистенциальный страх перед бытием (хорошо описанный Хайдеггером) является прямым следствием антилиберального вотума недоверия разуму и того воспевания иррационального, непреодолимого, дионисического безумства жизни, которое с легкой руки Ницше стало основой не только так называемой «философии жизни», но и теорий итальянского и немецкого фашизма (через фигуры Л. Клагеса, Ю. Эволы). Антилиберализм и антидемократизм, иррационализм, экзистенциализм — это явления одного порядка, точнее, одного куста, а ксенофобия и расизм — плоды с этого куста, просто у кого-то эти плоды грубы и биологичны (как у национал-социалистов), а у кого-то более тонки и интеллектуальны (как у Лавкрафта).

Очень хорошо описал «антропологию фашизма» А. Г. Дугин:
«Человек фашизма» переживает свое состояние как предельно напряженную трагедию. Он предоставлен только самому себе, но переживает это не оптимистически, как румяный либерал-прагматик с томиком Иеремии Бентама подмышкой, а с холодным отчаянием. Мир модерна он воспринимает как безграничный кошмар, как тотальное отчуждение всех от всего. Это человек индивидуальный, абсолютно закрепощенный со всех сторон, но воспринимающий эту закрепощенность как фатальность и богооставленность.

Трудно не узнать в этом портрете знакомый облик нашего дорогого Говарда.

Collapse )
Инь-Ян

Одиноки ли мы во Вселенной?

Инь-Ян

Дивный новый мир

Турчин А.В. Батин М. А. Футурология. XXI век: бессмертие или глобальная катастрофа? — М.: БИНОМ. — 2013



Когда-то первыми футурологами были писатели. Они придумывали утопии, изображали светлое (или темное) будущее. Сейчас за дело взялись и ученые. Эти пишут статьи, монографии, даже учебники. Рецензируемая книга — по сути именно такой учебник. Нет, на нем не стоит гриф «Рекомендовано для средних и высших учебных заведений», но во всем остальном: в подаче и структуризации материала, выделении основных идей, иллюстративном сопровождении — это типичный учебник, разве что списка контрольных вопросов в конце каждой главы не хватает. Подобный подход не то чтобы плох, но специфичен. Посмотрим же, что предлагает нам «Футурология, 11 класс».

Collapse )
Инь-Ян

Urgeist. Ночь и рассвет человеческого духа

Пять-три миллиона лет назад по саваннам Африки бродили небольшие группы прямоходящих человекообразных обезьян — австралопитеков. Это были удивительные и во всех отношениях переходные существа. Скелет вполне современного вида венчала обезьяноподобная голова. Объем мозга такой же, как у горилл и шимпанзе. Повадки звериные. По сути, это были животные в теле человека. Что же им не хватало, чтобы стать нами? Человеческого духа.


Австралопитек афарский

Collapse )
Митра

Решена проблема внеземных цивилизаций

Сначала считаем. Вселенная возникла примерно 13,7 млрд лет назад, через 0,5 млрд лет появились первые звезды и галактики. Чтобы на Земле возникли жизнь и цивилизация, понадобилось около 5 млрд лет. Значит, первые цивилизации Вселенной могли возникнуть уже 8 млрд лет назад. И в течение этого невообразимо долгого времени постоянно появлялись новые звезды и планеты, а значит и цивилизации. Где же они? 

Collapse )

На идею эту ставлю копирайт, ибо сам еще хочу ею воспользоваться ;)
Инь-Ян

Вселенная-бабочка

Практически во всех теориях циклической Вселенной (от экпюрозы Гераклита до теории Большого Хлопка) речь идет о том, что Вселенная в целом повторяет саму себя. Могут меняться космологические константы и даже их наборы, но в принципиальном смысле Вселенная остается все той же. Однако что запрещает нам помыслить эволюцию Вселенной как чередование принципиально отличных этапов, подобно тому как вслед за гусеницей появляется бабочка? Тогда, в числе прочих, появляется интересный вопрос: в какой Вселенной живем мы: во Вселенной-гусенице или во Вселенной-бабочке? 

А еще можно допустить (ради связности Вселенных) существование в каждой из них неких параметров, один из которых относится к предыдущей Вселенной, а другой - к последующей (идея в целом не моя, а М. Боджовальда). В таком случае самые необъяснимые факты и отклонения в нашей Вселенной можно не отсекать бритвой Оккама, а объяснять действием этих трансцендентальных параметров (Вы подумали о существовании вампиров и путешествиях во времени? Ага, и это тоже ;)
Инь-Ян

До сверхлюдей ох как далеко....

Был на презентации книги "Апгрейд в сверхлюди" в Петербургском Доме Ученых РАН. Соотвественно, доклад. И как всегда, фигуры и речи оппонентов вызвали больший восторг и недоумение, чем фигура и речь докладчика. С ним-то все было ок (приятный молчел), но вот они...
Три замечания:

1. Никакой индивид никогда не поспеет за прогрессом и развитием науки. Эти забавные старички без сомнения немало собак сьели на кибернетике Винера и информатике Шеннона, но дело в том, что все уже совсем не так. Они не понимали язык, на котором говорит докладчик (и наивно спрашивали: апгрейд-то это что?), докладчик не понимал их напичканных терминами 60-х вопросов, которые когда-то несомненно звучали очень весомо и прогрессивно. Мда, налицо конфликт поколений, эволюция науки по Куну в живом примере.

2. Редукционизм опасен настолько же, насколько и пленителен. Всегда найдется человек, доверяющий математике настолько безгранично, что готов запихнуть весь мир в футляр от логарифмической линейки. Заявление, что вся система Канта уже давно получила свою строгое воплощение в объектно-ориентированном программировании ( и вообще, любую философию можно выразить языком формул) звучало настолько же нелепо, насколько грозным было требование к докладчику представить удовлетворительный математический аппарат, подкрепленный тензорными исчислениями, квантовой теорией информации и проч. Докладчик, между прочим, кандидат физ-мат. наук. Ну и кому было бы интересно их пикирование тензорами и дисперсиями? Точнее, чьему тщеславию?

3. Поклонники "сионских мудрецов" были и будут всегда. Так легко потрясать кулаком, доказывая, что ты-то все знаешь доподлинно - кто нами управляет, зачем и куда. Да и просто думать, что нами все-таки, пусть и в своих целях, но управляют, а значит не дадут погибнуть зазря, бессмысленно и беспамятно, - это так спокойно, так приятно, так нужно. Увы, опасаюсь, что обычно те, кто так неистово выискивает везде разнообразные теории заговора, сам отнюдь не прочь возглавить одну из них. Я обычно отодвигаюсь от таких...
  • Current Music
    Ostara - The Only Solace